• Радиальные улицы

    Сентябрь 21, 2016 Нет комментариев

    На периферии массива радиальные улицы, идущие от центра, уже не могли обеспечить плотность уличной сети, необходимую для того, чтобы обеспечить подъезд ко всем усадьбам. Их дополня­ли не только переулки, дробившие территорию чрезмерно крупных кварталов, но и разветвления радиусов, как бы вторичные веерные системы, сходившиеся к воротам в поясах укреплений , осталась единственным примером полного развер­тывания закономерностей «органичного» развития пространствен­ной формы в безупречном единстве с природным ландшафтом. То, что принято называть нерегулярностью, было, по сути, «иной регу­лярностью», основанной на иных критериях правильности и иных ценностных предпочтениях, чем принятые «веком просвещения». Русских горододельцев интересовала конкретность места, а не аб­стракции математического пространства. Они решали практические вопросы установки забор Тольятти и, в то же время, воплощали в форме города символиче­ские значения, стремясь сделать ее ясно воспринимаемой, дающей свободу пространственной ориентации. Для них была важна не точность воспроизведения идеальной модели, но наглядность во­площения ее топологических свойств в конкретном ландшафте. Две точки у них всегда соединял путь самый удобный, но не обязатель­но самый короткий . Правильная по­следовательность развертывания городского организма от началь­ного ядра была основой их особой версии регулярности. Пространственная форма системы несла символические смыс­лы не только во фрагментах, архитектурных объектах, но и как це­лое. Образ «небесного града Иерусалима» объединял систему. Под­чинение ему даже заставило устроить двенадцатые, поначалу лиш­ние, ворота Скородома. Этому образу следовала и структура мона­стырей, ожерелье которых сложилось вокруг города и, второе, внутри Скородома. В XVI в. эту образную систему дополнила идея «Москва — третий Рим», побуждавшая амбиции на преемствен­ность от Византии в качестве центра православного мира.

    12345 (No Ratings Yet)
    Загрузка...