• Многообразие самого русского художественного авангарда

    Октябрь 09, 2016 Нет комментариев

    В качестве иллюстрации можно напомнить о двух театральных образах — замысел постановки Кандинским по его либретто балета «Желтый звук» и уже упоминавшуюся сценогра­фию Малевича для оперы «Победа над солнцем» . За контрастной стилистикой — острая, подчеркнуто геометричная, дробящаяся, контрастная в цвете форма Малевича и лью­щаяся, извивающаяся, представляющая череду гармоничных цветовых тем, «органическая» у Кандинского — обнаружива­ется принципиальное родство, решение общей стадиальной за­дачи: абстрагирование форм от изобразительности, полное включение человеческих фигур в пластику спектакля как еди­ного целого. Сценографией того времени были накоплены такие качества, которые не были востребованы архитектурой последующих лет и вследствие этого выпали из поля внимания архитектуроведов

    Исследование сценогра­фических решений, «побочных» с точки зрения магистрально­го развития архитектуры 1920-х гг. — очередная задача в рам­ках настоящей темы. Если анализировать сценографическую форму в ее самоценно­сти , то наглядно выступает ее способность к органичному соединению разно­стильных разнокачественных начал, трудно достижимое дру­гими видами искусства. Собственно это и есть высококачест­венная стилизация, изначально присущая театру и развитая всей историей его существования. Архитектор А. Веснин предстает перед публикой в двух самостоятельных ипостасях: неоклассика и конструктивиста. Но он же — поста­новщик «Федры» — неоклассик и авангардист в одном лице. «Высокий цилиндр справа и несколько объемных прямоуголь­ников слева держали равновесие на концах просторных площа­док, стекающих двумя потоками вниз, навстречу друг другу. Цилиндр интерпретировал классическую колонну. Композиция объемов давала схему античной архаики. Цветовые полотнища, опускавшиеся между ними к острому приподнятому углу верх­ней площадки и пересеченные двумя толстыми тросами, созда­вали абрисы парусов, канатов и носа греческого корабля», — описывал сценографию Веснина А. Эфрос. «Это была, в самом деле, неоклассика кубизма», — утверждал он15. Оба начала абсолютно гармонично сосуществовали в этом спектакле: исследователи архитектуры авангарда числят его по раз­ряду авангардистских, исследователи театральной неоклассики вос­принимают как свой материал. Гибкость сценографии как вида ис­кусства демонстрирует воочию — на уровне структуры и формы — подозреваемое многими исследователями глубинное родство аван­гарда и неоклассики, родство, которое по вполне понятным причи­нам становится все более очевидным в эпоху постмодерна.

    12345 (No Ratings Yet)
    Загрузка...